Умные мужчины изобрели самое верное средство отвлечь женщину от самой себя - комплименты и зеркала. И пока женщина в изнеможении стремится к совершенству, пытаясь доказать свое превосходство зеркальной сопернице, мужчина прекрасно себе проводит время, не нуждаясь в самоутверждении
Потому что себя он давно убедил, что он - человек. А все бабы - стервы.

Существа высшего порядка. Поэтому и унижает мужчина женщину, и превозносит с одинаковой нечеловеческой страстью. Считая, наверное, что именно такое обращение это самое существо и должно понимать. Поскольку органов для восприятия чего-либо другого у нас отродясь не имелось. При этом, чего только не должно быть в женщине - и загадка, и изюминка, и перец, и соль, и сахар. Такое крем-брюле под маринадом. Здоровый эротизм, трезвый взгляд на вещи и простота не допускаются. Это не женственно
О том, как стать настоящей стервой, написано множество книг - от романов до инструкций на каждый день. Нам, тонким, нежным и прекрасным, внушают, что мужчину надо завоевывать. А для этого необходимо его дразнить, пинать, кусать и все это проделывать, постоянно куда-то убегая, но при этом не очень далеко. Шизофрения какая-то, зато очень сексуально. Стервозность из отвратительного недостатка превратилось в неоспоримое достоинство женщины. Если ты не стерва - грош тебе цена.

Начитавшись дурацких книжек и наслушавшись советов изощренных подруг, женщина проделывает над собой нечеловеческие опыты, изнуряет себя диетами, мучает фитнесом, соляриями и эпиляцией. Тратит массу денег на борьбу со временем. Приходит в ужас от каждой морщинки и сознания того, что она не самая молодая и красивая на свете. Чтобы казаться выше, стройнее и умнее, она надевает туфли на каблуке, носит черное и молчит. Желание быть маленькой толстой дурой в женской среде воспринимается, как тяжелая патология.

Стервам, на первый взгляд, разрешено все. Но при этом правил и ограничений уйма. Начиная от формы одежды, откровенной до неприличия, заканчивая манерами говорить, сидеть, курить и т.д. Стервозность - это работа, причем утомительная и неблагодарная. Приходится все время самой себе строгать рамки. Шаги направо и налево стервы делают осмотрительно, в зависимости от статуса, ими приобретенного в процессе «расширения сознания». Говорить о чем-то, помимо себя любимой, тряпок, косметики и представителей сильного пола, запрещено. Язык деревенеет и не поворачивается, зато все гибче становится позвоночник, волосы блондинистее, а характер жестче. Новорожденная стерва, избавившись от одного комплекса, тут же приобретает другой - страх потерять власть над мужчинами. Тем не менее, стервы продолжают плодиться и размножаться.

В последнее время появилась их новая разновидность. Раньше главной задачей «настоящих женщин» было охмурить и женить на себе мужчину своей мечты. Теперь цели и задачи в корне изменились. Женщины не хотят замуж, не желают иметь детей, деградировать, погружаясь в пеленки и кастрюли, в лучшем случае заводят себе пару кошек и катастрофически боятся какой-либо зависимости. Им хочется иметь мужчину - друга. Причем, настоящего мужчину - сильного, умного, щедрого, понимающего. Чтобы он был, когда нужен, а когда не нужен, исчезал. И еще бы к нему дистанционное управление. Размечтались!

Иллюзии - это конечно, хорошо. В романах. «Роковая женщина», по большому счету, просто выдумка. А живые, настоящие, добрые и красивые - это мы. Нас много. И ничего общего со стервами мы не имеем. Называйте, как хотите. Мужчины нас выдумали, чтобы оправдать свое нежелание и неумение проявлять сильные чувства, выдумали так же, как женщины - принцев на белом коне. В итоге - все мужики - сво…, а все бабы - стервы. Но вот что интересно - это незыблемое утверждение со временем стало терять свою актуальность. Скорее, не все стервы - бабы. Это такой унисекс. Тоже изобретенный мужчинами. Появление в мужской среде метросексуалов не произвело в обществе какого-либо удара по нравственности. Нас уже трудно чем-то удивить, а уж тем более рафинированными мужичками с педикюром и выщипанными бровями.

Но ведь это всего лишь игра. В реальной жизни мужчины по-прежнему счастливы с женщинами, которые умеют рожать детей, варить борщи, и ни о чем не спрашивают подвыпившего супруга, поздно пришедшего домой. А в душе каждой, самой прожженной стервы, живет маленькая толстая дура, страстно мечтающая о большой и чистой любви. Кому же ее не хочется?